Рейтинг@Mail.ru
Пятница, 05.03.2021, 17:13
Приветствую Вас Гость | RSS
Мир моих надежд
Главная » 2014 » Май » 6 » УТРАЧЕННАЯ ЖЕМЧУЖИНА САДОВО-ПАРКОВОГО ИСКУССТВА
УТРАЧЕННАЯ ЖЕМЧУЖИНА САДОВО-ПАРКОВОГО ИСКУССТВА
08:54
Вспоминает Заслуженный деятель науки РФ, доктор с.-х. наук,
профессор Михаил Иванович Болдырев

- О том, что около Торбеевки находилось поместье купца Николая Алексеевича Чеснокова, мало кому известно, разве что немногим оставшимся старожилам. Фамилия Чеснокова встречается в реестровых документах и Памятных книжках с 1914 года, но плана или описания самого поместья, могущего дать представления о нём, найти, по-видимому, теперь уже и не удастся. Михаил Иванович, поскольку в детстве и юности Вам удалось застать хоть какие-то остатки поместья, расскажите, пожалуйста, о самой усадьбе: что и как тут было устроено. 

- Создателем этой усадьбы у небольшой деревни Заварзино на рубеже XIX и XX веков был купец Чесноков, ни имени, ни отчества которого, к сожалению, я не знал и не знаю. У него ещё в деревне Супонево, по-моему, усадьба была, которая, скорей всего, и была основной. Насколько я помню, папа мой говорил, что последние годы до революции здесь главным хозяином или управляющим был немец. А Чесноков обитал, в основном, в Супонево - у него там была резиденция. Однако, этой землёй он тоже владел. Кстати, Карнов Евгений в своей книге "Хаванка" описывает, что первые поселенцы землю просили у Чеснокова - он её им выделил.
   Стоит отметить, что по отзывам местных жителей (старшего поколения) их помещик был образованным и порядочным человеком, пользовавшимся уважением окрестных крестьян. На его земле, как и водилось, были посевы. Как мне рассказывал папа, однажды подошло время что-то косить, и Чесноков попросил мужиков собраться - община же была, крестьянская община. Собрал всех, пришёл, шапку снял перед ними... - "Барин пришёл, перед нами, перед мужиками, снял шапку!.. Вы мне, говорит, то-то и то-то сделайте, а я вам то-то и то-то разрешу: сена накосить или ещё что..." И мужикам было выгодно. Вот и Карнов Евгений в своей книге тоже пишет о нём с явной симпатией.
- Человек своими делами, видимо, заслужил такую оценку, раз в народной молве осталась такая память, люди запомнили это...
- Какая противоположность! Вот эти местные коммунисты, которые вершили все дела - людей преследовали, в тюрьму их сдавали, - Егор Семёнович Якушин и Иван Иванович Гришин, которого в деревне "дурником" звали и к которому питали большое пренебрежение, явно не любили. И этого "Сверчка" - Егора Семёновича - очень не любили. Он был председателем колхоза в Хованке.
- А куда сам Чесноков делся? Уехал?
- Неизвестно.

Из воспоминаний Владимира Родина:
"Как рассказывал дед, последним из этих бариньёв был пастухом. Он был глухонемой, пас скотину мужиковскую и однажды не услышал, как сзади подошёл бык и затоптал его. Не знаю кем он и кому там доводился, но это был последний из бариньёв".

  Но в своём заварзинском поместье им была создана прекрасная усадьба.
  По роду своей деятельности, в период работы заместителем директора Всесоюзного НИИ садоводства им. И. В. Мичурина, а затем и директором этого института, я был назначен одним из трёх официальных представителей СССР в международном обществе по садоводству и овощеводству (МНОСО или ISHS). В течение 13-ти лет (1977-1989 г. г.) я был членом совета исполкома этой международной организации. В связи с участием в работе международных конгрессов и симпозиумов по садоводству в рамках МНОСО мне довелось немало поездить по белому свету. Я посетил много шедевров садово-паркового искусства как в нашей стране, так и за рубежом, а побывать мне удалось в 15-ти странах, в том числе: в Канаде, Франции Австралии, Сингапуре, Египте, во всех бывших социалистических странах, кроме Албании и Румынии. Мысленно сравнивая то, что мне довелось видеть, с тем, что было в деревне Заварзино, могу констатировать: это был прекрасный образец садово-паркового искусства усадебного типа.


Место расположения усадьбы

  В моей памяти запечатлелось многое, увиденное мною в свои детские годы (1937-1943 г.). Но это были лишь уцелевшие остатки былого великолепия усадьбы. От бывшего барского дома и других построек сохранились только фундаменты и заросли декоративных кустарников - сирени и диких роз (шиповника, использовавшегося в качестве подвоя для культурных роз). А к 50-м годам XX столетия и от фундаментов ничего не осталось, как почти ничего не осталось от великолепного сада-парка. С образованием колхоза сад стал колхозным. Кое-какой уход за ним ещё производился. В частности, проводилось окапывание приствольных кругов плодовых деревьев, осуществлялась охрана урожая. Ребятишки, мои сверстники, забирались в сад с угла его, примыкающего к пруду; как только сторож замечал их, они сразу же лезли в пруд. Я в этих набегах на колхозный сад участия не принимал: у нас был свой приусадебный сад.

 

   Эта усадьба явно предполагала не только дом, но и хозяйственные и служебные постройки, садовые и декоративные насаждения. Но ничего не сохранилось, всё было сожжено и растащено.
- Было бы здорово, если б сохранились хотя бы какие-то изображения этой усадьбы.
- Но нет ничего.
   Попытаюсь описать - что же представляла собой Заварзинская усадьба купца Чеснокова. Там, где в поле сейчас виден отдельный куст, стоял барский дом (см. рис. 2 п. 1). Сохранилось ли что-нибудь от фундамента - не знаю, но барский дом был на этом месте. Насколько я помню, когда ещё фундамент был чётко виден, кругом лежали кирпичи, - дом порушили, как говорится, в "норму" привели, - вокруг него росли розы.
Розы, видно, уничтожили, но поскольку, наверняка, они были привитые - подвои остались, - стал расти шиповник. В общем, на этом месте были заросли шиповника и сирени.
   Сад-парк не имел никаких металлических, кирпичных или деревянных оград. По всему периметру сада-парка были грамотно устроенные живые изгороди. Северная сторона усадьбы была защищена рвом, бравшим начало у пруда (угол сада), - тут его глубина достигала полутора-двух метров, - и продолжавшимся до барского дома, где глубина рва постепенно сходила на нет. Вдоль всего этого рва по верху насыпи были посажены клёны (клён остролистный), а пространство от дна рва и далее, а также между клёнами и за ними на 2-3 метра в сторону сада было занято густо посаженной черёмухой с включением ирги и крушины (см. рис. 1 и рис. 2 п. 3).

 

Рис. 1


Рис. 2

   Я почему знаю: папа мой любил это дело, у него были эти растения, он мне показывал: "Это - крушина, это - ирга, это - черёмуха, это - то-то..." И я их знал. Черёмуха росла широкой полосой - сплошная заросль, - как и в Кирюшином лесу, потому что всё это было единым комплексом. Общая ширина этой черёмуховой полосы от дна до внутрисадовой кромки составляла 5-7 метров. Через эту чащу трудно было пробраться, тем более что склон рва был крутым, порядка 45 градусов.
   Восточная граница сада была защищена следующим образом. С внешней стороны водосточной (паводковой) канавы были посажены два ряда берёз (см. рис. 2 п. 14). Эта защитная полоса брала своё начало у небольшой речушки и была в длину, примерно, 200 метров. Берёза - самое недолговечное дерево: сейчас и пеньков-то не осталось. От северо-восточного угла усадьбы, с западной стороны пруда, приблизительно на 100 метров росли густые заросли орешника, - по-видимому, лещины или лесного ореха (см. рис. 2 п. 8)
   Интересна такая деталь: кусты орешника были посажены полосой около 4-5 метров, причём, внешняя, обращённая к пруду сторона этой полосы, доходила почти до воды. То есть она выполняла не только декоративную роль, не считая урожая орехов, но и водоохранную: она защищала западный берег пруда от смыва почвы при таянии снега и ливневых дождях. Насаждения орешника заканчивались напротив южного берега пруда.
   Далее, вдоль всей восточной границы усадьбы, шли насаждения клёна остролистного без какого-либо кустарникового "сопровождения" вплоть до юго-восточного угла сада-парка усадьбы (см. рис. 2 п. 6). Южная граница сада была защищена канавой не более 0,8-1,0 м глубиной, густо обсаженной ивой (см. рис. 2 п. 16). Также была защищена и западная граница сада-парка (см. рис. 2 п. 15).
   Внутри сада-парка от барского дома в сторону пруда вплоть до насаждений орешника имела место двухрядная лиственничная аллея (см. рис. 2 п. 2). Далее, в разрыве насаждений орешника в створе с лиственничной аллеей, был устроен деревянный мостик на сваях, который вёл к беседке-купальне, построенной также на сваях в центре пруда (см. рис. 2 п. 5). Этот мостик находился в створе лиственничной аллеи, перспектива которой продолжалась этим мостиком.
- Получается, что беседка была логическим продолжением этой лиственничной аллеи.
- Как выглядела эта беседка и галерея-мостик я не знаю: ко времени, когда я видел всё это, сохранились лишь торчащие из воды сваи. Они были разрушены тогда же, когда крушили и барский дом со всеми постройками.
   Всё свершилось, как в известной революционной песне "...разрушим до основанья, а затем...", а "затем" ничего путного не было сделано для сохранения нашей истории, истории нашего народа, сохранения культурно-эстетических ценностей. Нам в течение семи десятилетий внушали, что история начинается с 1917 года, а до этого была только предыстория.

   Из интервью Болдырева М. И. от 26.05.2012 г.:
"...Когда лиственницу пилили, - я это помню. Что из неё сделали: брёвна распилили на доски и построили из них силосную башню. Там, где размещался лагерь военнопленных, была молочно-товарная ферма (два помещения: коровник и телятник). Вот там и сделали эту силосную башню. Рядом в округе, на конце теперешней Торбеевки, домов тогда не было - сеяли подсолнух. Здесь подсолнечник не вызревает, его специально на силос сеяли. Его сюда свозили - здесь были специальные дробилки, - дробили, делали силос и в эту башню закладывали..."

 

Все, что осталось от лиственничной аллеи - только эти пни

   От барского дома в южном направлении произрастала также двухрядная тополёвая аллея (см. рис. 2 п. 9). Причём, если тополь осокорь широкий, тополь бальзамический тоже довольно раскидистый, - а эти тополя стояли как свечки. Это была какая-то южная разновидность пирамидального тополя и, причём, зимостойкая, поскольку деревья здесь зимовали и были в-о-о-т такие толстенные. Думаю, им тогда, - а это был 38-ой, 39-ый год, - было лет по пятьдесят.
- Получается, время создания усадьбы со всей окружающей структурой - конец 19-го века.
- По-видимому, где-то примерно в 1890-ом году или около этого. Теперь уже ничего не осталось.
   Располагалась аллея примерно в 150-200 метрах от западной границы парка (ивовой защитки). В конце этой двухрядной аллеи была устроена ещё одна тополёвая аллея, только уже однорядная, ориентированная с запада на восток, то есть перпендикулярно двухрядной аллее (см. рис. 2 п. 7). Проходила параллельно южной ивовой защитной полосе.

   Из интервью Болдырева М. И. от 26.05.2012 г.:
"...Недалеко от барского дома между двухрядной тополёвой аллеей (северной её частью) и ивовой защиткой были построены качели. Летом на увеселение там собиралось много молодёжи..."
   Пруд был создан не запрудой естественной балки, поскольку таковой на этом месте не было, а был выкопан (см. рис. 2 п. 4). Явно имел место большой объём выемки грунта. Вынимаемый из котлована грунт, по-видимому, использовался для отсыпки дороги для парадного въезда. С внешней (северной) стороны - со стороны речки - насыпь эта выглядела внушительно: высота довольно крутого откоса её восточного конца, то есть у впадения водоотводного канала в речку, составляла не менее 7-8 метров, а плоская часть насыпи-дороги в ширину на всём её протяжении - 4-4,5 метров.

 

Так выглядит пруд в наши дни. Вид на Садовую горку

   С северной же стороны насыпи (со стороны Садовой горки), вдоль проходящей по ней парадной дороге (см. рис. 2 п. 10), росла красная бузина - ряд (см. рис. 2 п. 11). Вид был очень декоративным.
- Это всё было рукотворным, предназначенным для удержания почвы?
- Да, но особо почвоудерживающую роль выполняла черёмуха и орешник, а бузина была чисто декоративным насаждением.
   Созданный искусственный водоём был глубокий и чистый: дно виднелось даже на большой глубине. Вода в нём была ключевая, прозрачная, никакой добавки её в пруд не требовалось, наоборот, имел место сброс воды через деревянный шлюз (см. рис. 2 п. 13) в умно обустроенной восточной стороне пруда. Излишек сбрасывался в прорытую водоотводную канаву. При этом ни во время весеннего таяния снега, ни при ливнях мутная вода не попадала в пруд, и он оставался чистым. Также для защитных целей вдоль восточной стороны водоотводного канала (сейчас, по сути, это ручей) была устроена берёзовая посадка (см. рис. 2 п. 14), деревья в которой располагались в два ряда.
   В 50-е годы прошлого столетия, когда появилась мощная бульдозерная техника, местные колхозные "умельцы" решили улучшить, то есть углубить пруд. Водоотводная канава была засыпана, и потоки вешней и ливневой воды хлынули в пруд. Для сброса воды в верхней части плотины заложили трубу. В первое время уровень воды, действительно, поднялся, но через несколько лет водоём заилился, а в настоящее время там, где был прекрасный пруд, место купания молодёжи, - негде искупаться даже утке.
   Когда я впервые с кем-то из взрослых попал в описываемый сад-парк летом, то был поражён щебетанием большого количества птиц. Густые заросли ивняка, черёмухи, орешника были прекрасным местом гнездования мелких насекомоядных птиц. Из птиц до этого я знал только ворон, голубей, воробьёв и синиц. Здесь же обитало много до того мне неведомых птичек. Они своим пением и щебетанием буквально заполняли пространство сада.
   Полагаю, что в этом саду-парке никогда не применяли ядохимикатов против вредных организмов - плодожорки, листовёртки, тли и других. В этом не было необходимости: с вредителями успешно справлялись хищные и паразитические членистоногие, а также насекомоядные птицы, которых там был настоящий рай. И вся усадьба представляла собой кусочек природы, преображённой умом и умелыми руками человека, являясь собой поистине райским уголком, каких было не так-то много в Центральной России, в частности, на Тульской земле.
   О многообразии сортов яблони и других плодовых деревьев сада мне трудно судить. Я тогда знал только сорта яблони, растущих в приусадебных садах моих родителей и дяди Кузьмы (Кузьмы Абрамовича Филякова). Но точно знаю, что в описываемом саду имелись следующие сорта:
     - Антоновка обыкновенная - (раннезимний сорт);
     - Штрейфлинг - осенний сорт немецкого происхождения. Местные жители называли его Штрифилем; позже, в советское время, стали именовать Осенним полосатым - под этим названием он значится в справочниках;
     - Титовка - позднелетний сорт российской селекции. Яблоки крупные, очень нарядные;
     - Белый налив - летний сорт; позже его называли Папировкой;
     - Анис полосатый - позднелетний сорт;
     - Боровинка - осенний сорт;
     - Мирончик - летний сорт, аналог Грушовки Московской.
   По-видимому, преобладала Антоновка, поскольку этим сортом расплачивались в колхозное время с привлекаемыми на съём яблок местными жителями: за день работы на сборе плодов - ведро антоновских яблок.

   Из интервью Болдырева М. И. от 26.05.2012 г.:
"...Помню, с угла сада, у пруда, росли яблони летних сортов. И ребятишки, что купались в пруду, проползали через кусты, палками натрясывали яблок и при виде сторожа сразу - р-раз и в воду!"
"...за сохранившимися крестьянскими домами деревеньки Заварзино в западную сторону до Кирюшиного леса располагались огороды, ставшие потом колхозными. Я помню, что там была большая делянка хрена. Мы ходили туда копать хрен для квашения огурцов. Он же туда не случайно попал! Это значит, что ранее земля была барская, входила в барскую усадьбу, где разводили разные овощные культуры".

   У устроителей усадьбы при её создании на первом плане стояли явно не утилитарные цели (получение урожая плодов), а эстетическая сторона: были использованы элементы ландшафтной архитектуры, сделано всё было и технически, и экологически грамотно, красиво и удобно. Здесь чувствуется опытная немецкая рука. Не случайно последним управляющим этого имения был немец. Мой отец помнил его, но никогда не называл ни по имени, ни по фамилии: просто - немец. Возможно, впоследствии этот управляющий выкупил усадьбу у Чеснокова, но достоверных сведений об этом нет.

 
   Если бы в своё время была проведена рейтинговая оценка культурно-эстетических достоинств подобных садов-парков усадебного типа (я выношу за скобки такие шедевры, как парк князей Юсуповых в Архангельском, графа Шереметьева в Останкино и некоторые другие), то Заварзинская усадьба Чеснокова заняла бы в этом списке далеко не последнее место. Жаль, что такие жемчужины садово-паркового искусства оказываются утраченными навсегда.
Материал подготовил Сергей Ожогин (30 апреля 2014 г.)


 

Еще по теме:
В поисках Торбеевского лагеря НКВД. Часть 1
В поисках Торбеевского лагеря НКВД. Часть 2
Хлеб и пламя. Из истории деревни Торбеевка
Категория: История родных мест | Просмотров: 2081 | Добавил: admin | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 3
0
3 foxrecord   [Материал]
Так выглядел в советское время дом купца Василия Алексеевича Чеснокова в г.Кимовск. В нём располагался магазин, называемый горожанами "Красный"


0
2 foxrecord   [Материал]
  PS. Очень хотелось собрать как можно больше достоверной информации о Николае Алексеевиче Чеснокове. Постепенно нарисовалась такая картина
  В Тульской губернии оставили о себе память два Чеснокова - Василий Алексеевич и его родной брат Николай Алексеевич.
  Василий Алексеевич - купец первой гильдии, миллионер, жил в Михайловке (нынешний город Кимовск). Человек он тут был известный и уважаемый - почётный попечитель Высшего начального училища ст.Епифань Сызрано-Вяземской железной дороги, член уездного присутствия по промысловому налогу. Поэтому за информацией мы обратились в Кимовский краеведческий музей. Откликнулась и помогла нам Наталья Владимировна Кипарина – краевед и очень неравнодушный к этой теме человек.
  В Кимовске сохранилось несколько зданий, связанных с В.А.Чесноковым


Здание, в котором располагалась гостиница и трактир купца В.А.Чеснокова. Фото 50-х гг.


В Советское время там была милиция, а теперь - полиция


Улица, которая образовалась стараниями В.А.Чеснокова, она называлась Колхозная,
теперь - Бессолова (по имени начальника угольного треста Асламбека Бессолова).
Фото 50-х гг.


Здание, построенное В.А.Чесноковым для служащих и приказчиков,
оно находилось рядом с его магазином


  Храм во имя иконы Божьей Матери Утоли Моя Печали (бывший магазин купца В.А.Чеснокова, прозванный в народе Красным, потому что был из красного кирпича, очень необычное здание). Когда в ноябре 1941 года немцы начали бомбить Михайловку, первая бомба попала в здание магазина, погибли 22 человека. От этого магазина отправляли обоз с продуктами на фронт в 1942 г.


Жилой дом купца


Теперь здание вневедомственной охраны

  Про его брата, Николая Алексеевича, сведений не так много. По свидетельству Узловского краеведа Александра Хорева, он упоминается то как "купец", то как "дворянин". Вполне вероятно, что он мог получить дворянство. Усадеб у него, видимо, было несколько. Кроме Торбеевской была еще, как уже упоминалось, в селе Супонь. После революции в его супоневской усадьбе находилась коммуна. А вообще в его поместье входили: село Супонь, деревни Свиридово, Воейково, Бибиково, Торбеевка, Хованка, Кондрово, всего 800 десятин земли. (Энциклопедия городов и районов Тульской области. Тула: Издательский Дом «Пересвет», 2000. Стр. 371)
  Николай Алексеевич, как и его брат, тоже был членом правления Богородицкого уездного земского собрания и членом уездного присутствия по промысловому налогу. В Узловой у него были магазины и трактир с гостиницей на втором этаже (кстати, очень похожий на трактир его брата в Михайловке). Во время 1-й мировой Николай Алексеевич разместил в ней лазарет для раненных на 5 койко-мест (источник ГАУТО. Ф. 744., оп. 1. д.4001, 4002). Поскольку это был добротный кирпичный дом на главной городской площади, то впоследствии он использовался для различных городских структур: после 1917 г. левую половину здания отдали под молодежный клуб, а наверху разместились - ревком, парторганизация и комсомольская ячейка (в честь этого события на здании установлены две мемориальные доски). С 1920 по 1956 гг. здесь находился райком партии с 1924 по 1965 гг. - райисполком, а с 1965 г. – по настоящее время – горвоенкомат


Узловая. Митинг у здания бывшего трактира Н.А.Чеснокова


Митинг и демонстрация на Советской площади 7 ноября 1932 г.


Газета «Сталинское Знамя» от25 февраля 1948 года. Чесноковский дом слева


Горвоенкомат. Левая часть здания принадлежала Н.А.Чеснокову (правая была пристроена значительно позже)


Памятная табличка на фасаде дома

Наши изыскания продолжаются. Будем рады любой достоверной информации на эту тему.

1 foxrecord   [Материал]
Из "Памятных книжек Тульской губернии" за 1914-16 гг.




Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Главное меню сайта
  • Главная страница
  • Информация о сайте
  • Каталог статей
  • Каталог файлов
  • Фотоальбомы
  • Мысли вслух
  • Наши консультации
  • Гостевая книга
  • Форум
  • Игры
  • Веб-камера(Обр.связь)
  • Радио Hardy Rock
Разделы дневника
История родных мест [58]
В.М.Женко о войне [6]
Гитары советской эпохи [9]
Сам себе мастер [6]
Вспоминая друзей [5]
Из студенческой жизни [8]
Вам бы тут побывать [8]
Необъяснимое [2]
Уши, лапы, хвост [3]
О музыке и не только [2]
С улыбкой [2]
По немногу обо всём [3]
Форма входа
Календарь
«  Май 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Поиск
Друзья сайта

Мои фотоальбомы
Случайная фотография

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1043
Мой канал на YouTube
Добавить в закладки


Copyright MyCorp © 2021

Рейтинг@Mail.ru