Рейтинг@Mail.ru
Вторник, 13.11.2018, 23:08
Приветствую Вас Гость | RSS
Мир моих надежд
Главная » 2018 » Август » 23 » Из истории гг. Шахтёрск и Кировское
Из истории гг. Шахтёрск и Кировское
17:56
   Моё поколение уникально — мы застали героев гражданской войны, с ветеранами Великой Отечественной жили в одном дворе. Но в этом и наша беда. Воспитываясь в СССР в переизбытке официального патриотизма, нам как-то было незачем расспрашивать своих бабушек, отцов и дедов об их времени. Мы войну знали по книгам и фильмам, забывая, что вот он, рядом тот человек, который может тебе от первого лица, руководствуясь только своей внутренней цензурой, а не наказами партии и правительства рассказать о тех книжно-киношных событиях. И люди эти уходили, один за другим. Почти все ушли. И мы их так и не спросили, а, не спросив их, нам нечего будет рассказать тем, кто должен что-то спросить у нас. Правда, к сожалению, что и эти, наша смена, так же, как и мы, не находят для этого ни времени, ни желания. Google знает всё, если надо — спрошу у него, но, как-то в жизненной круговерти не находится повод и минутка свободного времени побеседовать и с компьютером. Вообще, доступность любой информации в любую секунду играет с человечеством злую шутку, поскольку переносит необходимость знаний из собственных голов, в это, виртуальное облачное хранилище, оставляя наши мозги пустыми, или  заполненными всякой дребеденью. Разрывается цепь поколений, которая обязана быть неразрывной. 
   Я спохватился, конечно, уже поздно. Слишком многих, в том числе и родных людей уже нет рядом.  Словами И. Талькова: «Несвоевременность — вечная драма…» Поэтому искренне призываю: подойдите к своим старикам, найдите время для них! Постарайтесь вскочить в уходящий вагон, может  получится. Это очень важно для них  — ваше внимание, но еще более важно это для вас и для тех, кто, возможно, будет пытаться успеть заскочить на подножку вашего уходящего трамвая.
 
Разговор с Николаем Николаевичем Максименко 6.08.2018 г.

—  Николай Николаевич, Вы застали войну, многое помните, хотя и были совсем мальцом (1938 г.р.), а не помните, где немцы своих хоронили?
—  Не знаю, не видел. Помню, как наши нас, Давыдовку, освобождали в сентябре месяце 43 года. Ничего не предвещало. Мы со старшим братом Ванькой сидели на Бугру, где комбинат шахтный был и несколько домов: семейные татары в одном жили и мы в одном из домов.
—  Имеется в виду шахта  Давыдовская  им. Чапаева?
—  Да, это было шахтоуправление Давыдовское, а сама шахта им. Чапаева была дальше, на Бугру, террикон — слева от поворота на совхоз «Тюльпан». Потом там рядом построили шахты Тернопольскую и Давыдовскую–западную №2. А сама шахта на Давыдовке очень старая, ещё  дореволюционная.
 — Я знаю, видел её документацию, когда работал там в 1982 году. Помнится, что мне бросилась в глаза и запомнилась надпись, выложенная кирпичом на здании мехцеха: «Шахта Давыдовская восстановлена в 1944 году». Нет уже сейчас ничего этого.
 

"Шахта Давыдовка, восстановлена стройконторой треста Зуевантрацит в 1944 году",
фото Дениса Казанского (август 2010)

 — Да, она работала до войны, а по её окончании шахту восстанавливали пленные немцы.
Прим. ред. Из архивных источников: «На шахте № 9 "Давыдовка" 1 июля на 350 человек рабочих было доставлено 10 ф. мяса. Добыча угля упала до 44% плана. 120 человек рабочих подало заявления об уходе. На шахте № 1 "Давыдовка" к обеду и ужину рабочим выдавали несвежие сельди. Из этих же сельдей сварили суп. Рабочие, возмущаясь, заявляли: «После такого питания рабочий в шахту не пойдет». Тут же некоторые рабочие заявили об уходе». [Докладная записка ИНФО ОГПУ об отрицательных моментах в настроении рабочих и городского населения Украины на почве продзатруднений (июнь—июль 1930 г.). "Совершенно Секретно": Лубянка Сталину о положении в стране (1922-1934 гг), т.8, ч.2, 1930 г., Москва, 2008 Стр. 1022-1026]
—  А жили они где?
—  А жили там же: стояли бараки, их охраняли.  
 — Прямо возле шахты?
 — Да, точно не помню уже, где стояли эти бараки.
 —  Я знаю, что таких лагерных отделений в Шахтёрске было несколько.
Прим. ред. Из архивных источников: согласно «Справке о наличии и закреплении за хозорганами военнопленных по национальностям и о количестве подлежащих отправке венгров и румын по состоянию на 20 мая 1947 года» в тресте «Зуевантрацит» работали военнопленные лагеря №280, л/о №10, всего военнопленных – 1062 чел., из них венгров и румын 608 чел
—  На 2-2бис был немецкий лагерь.
—  Я читал, что на 15 шахте был.
 — Это потом стало шахтоуправление Киевское. Да, и там был, тоже немцы восстанавливали.
— А немцы в самой шахте работали или восстанавливали только наземные постройки?
 

Итальяно-немецкое кладбище в Катыке
(Шахтёрск, в районе автомобильного кольца)

—  Вот это я тебе не скажу. Водили их этапом, строем, пешком с 2-2бис в Орловку на сбойку, охраняли. Наверное, и в шахте они работали, потому что много их приводили. Когда по нашей улице водили, когда по нижней.
—  В сопровождении  собак водили или пленные сильно не разбегались?
—  Представь себе, что я собак не видел. На поверхности такому количеству людей делать нечего, наверное, и в шахте работали. По моему воображению, человек по 40 водили.
—  А в самом посёлке они ничего не строили?
—  Нет, пленные восстанавливали только шахту. Дома для рабочих строила сама шахта. Вспомнил: рядом с захоронением наших солдат был лагерь. Там в то время целое кладбище было. Давыдовку освобождали рано утром. Стрельба началась с Давыдовки на Майку, с Майки на Давыдовку. Артиллерия била, пушки, танки — всё-всё. Вечером стало затихать и на второй день утром – тишина. Пошли мы с Ванькой братом на Бугор. Пришли — на Бугру нет ничего и никого, только крови полно. Ни раненых, ни убитых  не было. Яма-могила уже была насыпана. Это в конце бывшего парка, где клуб.
 

Братская могила в заброшенном парке на Давыдовке

—  Там сейчас памятник стоит. На этом месте солдат и похоронили?
— Да, там и похоронили, в братской могиле. Дальше наши пошли по Клиновой балке на Енакиево. Туда и немцы тикали. На Стожковке, Золотой горе, Майке уже никого не было. А на Енакиево были слышны бои.
—  А в зиму 1941 года помните итальянцев?
—  На Давыдовку они пришли осенью, в зиму. Немцы или итальянцы — я не знаю, слишком мал  был, чтобы их отличать. Там, где сейчас на Давыдовке находится магазин на остановке, до сих пор стоит старый одноэтажный дом. Туда, вниз, из района верхней остановки после смерти матери мы и переселились. Вот там в нас с Ванькой первый раз стрелял немец. Днём мы дома не сидели, были на промыслах. Прибежали вечером домой, а там немец, вскочил – и за пистолет! Надо сказать, что в таких домах был длинный коридор с одним входом. Еду готовили в комнате, а печки заправляли из коридора. Так вот в коридоре были такие выступы — печка выступала на кирпич, примерно. И вот немец из пистолета вдоль коридора бух!-бух! в  потёмки. Мы сразу за этот печной выступ спрятались, а потом нырнули в открытую дверь. Потом дня три домой не приходили.
 

Полицейская полевая жандармерия на улицах Алексеево-Орловки

—  А ночевали где?
—  Ночевали там, где кто приютит. Было, и на улице ночевали. Около шахтного общежития, что возле дороги, раньше располагалась базарная площадь. Прилавков там не было, торговали с земли, с повозок. Там были   большие такие валуны. Вот между этих камней мы с братом, бывало, и ночевали.
—  Очень интересно. Николай Николаевич, теперь расскажите о событиях 1956 года, про эти массовые беспорядки в наших краях.
—  Событий этих, что тебя интересуют, было два. Сначала это было в Шахтёрске. Я работал тогда на бульдозере на Рассвете.
—  Тогда уже шахта называлась «Рассвет», или речь идёт об отдельных номерных шахтах?
—  Шахтоуправление называлось «Світанок», на украинский манер. 5-я, 6-я, 7-я и 8-я шахты тогда входили в трест «Зуевантрацит». Я точно не знаю, но, по всей вероятности, трест в Зуевке находился там, где школа. Тогда много шахт именно там было. «Донтоп», 39-я, 35-я — это ещё довоенные шахты.
—  И вот это ЧП случилось на какой-то из Зуевских шахт?
 

На строительстве шахты «Киевская-комсомольская»

—  Нет, это случилось не на Зуевской шахте, а в Шахтёрске, в одном из двух общежитий, располагавшихся вдоль дороги около автовокзала, рядом с базаром. На какой шахте, не помню: толи на 15-й, она как раз тут рядом, толи на какой другой — не помню, но убило хлопца. Шахтёры — все приезжие   после войны на заработки люди. Тогда в общежитиях жили дружно. Сообщать родным, — а из родных у убитого только двоюродный брат где-то далеко, там, на Украине. Но кто-то, всё-таки, тому брату сообщил. Убитого   из морга привезли хоронить в заколоченном гробу. Поставили в Красном уголке в общежитии. Бригада его, рабочие по смене требуют: откройте же гроб, покажите! Парня того завалило под землёй и его несколько дней искали. Бригада говорит: «Может вы его и не искали, может для отвода глаз, может его и в гробу-то нет! Мы в шахту пойдём, а он, покойник, будет за нами там по выработкам гоняться!» Тут и брат подъехал. «Откройте гроб!» А ему — нет, нет, нет. Тогда была должность помощника начальника шахты по хозяйственной части. До последнего фамилию помнил, а сейчас забыл.  Головко или что-то похожее, на букву «Г». Он отвечал за похороны. У него брат был начальником 39-й шахты. Бригада взяла этого помощника в оборот и стала открывать гроб топором. Пока занимались гробом, этот помощник вырвался и утёк к брату на 39-ю шахту. Открыли гроб, а убитый парень лежит в спецовке; как достали его, так и положили, не помыв, не обработав.  Но главное то, как говорят, что, когда забивали крышку, один гвоздь угодил   покойнику в голову. Это взбесило всех. И тут понеслось! Вмешалась милиция, но дали прочухана и милиции. Отделение милиции находилось в районе ресторана «Шахтёр», там были одноэтажные здания. Так разогнали и милицию! Бунт в Шахтёрске пошёл по всему городу, захватив всех от мала до велика. Известие мгновенно дошло до Киева. Из Киева приехал маршал Чуйков. Тогда он командовал военным округом, где-то проводил учения. Чуйков пригнал сюда гвардию. За ночь парня-шахтёра помыли, одели как положено и выставили на обозрение. От здания общежития, мне кажется, через каждые 10 метров стоял солдат до Кирова, до площади, а потом от Кирова до депо, а от депо поворотом на Кабачки на кладбище. Кладбище тоже оцепили военными. Было замкнутое кольцо. Хоронили — салютовали! У многих городских и шахтных начальников полетели головы, некоторые лишились должностей.
 

Шахтёрск. Автовокзал, начало 60-х

—  Говорят, что за сбежавшим в Зуевку погналась толпа, и он чуть ли не со второго этажа прыгал. На шахте кабинет директора разгромили…
—  Это всё было на 39-й шахте. Узнали, что он укрылся там, ну и догнали, нашли его. Вот такая история была в Шахтёрске в 1956 году. А потом через некоторое время совсем небольшое ЧП в Кировске случилось — милицию разбомбили.
—  В Кировске из-за чего началось?
— Здесь милиционеры задержали одного пьяного, шедшего, вроде, после свадьбы, забрали его, избили и выбросили. А мужик тот взял и умер. Отделение милиции находилось в бараке по улице Ленина, где сейчас дом Иеговистов. А в Кировске кто в то время жил — бывшие зеки, те, от кого в областях хотели избавиться: пьяницы, тунеядцы, воры. Их по комсомольским путёвкам сплавляли на строительство шахт — очищали города от непотребного элемента, чтоб у них меньше было преступности. Со всех областей, все национальности — на Донбасс. Самыми первыми на Донбасс приехали полтавчане, примерно в 47-м году, потом белорусы, потом из Литвы…
—  Получается, что менты убили мужика.
—  Да, убили. И поднялись тогда все. Разгромили и спалили милицию, разграбили канцелярию, паспортный стол, покрали чистые бланки паспортов. Тут же в городе и зона была.
—  А зона где была?
—  Там где АТП, гараж Балабы до недавнего времени был. Там зоновское здание ещё сохранилось. Весь квадрат, до Маяковского, до гаражей — это была зоновская территория. Представь, какая была зона.
—  Ментовку разгромили, но на зоне же внутренние войска…
—  Вот эти войска и выступили по команде. Все дороги поперекрывали, чтоб никто не сбежал. Была и стрельба. Женщину с ребёнком солдаты убили. Солдаты же были из кого — «моя твоя не понимая».
—  Солдаты в основном были нерусские?
 

Строители шахты «Давыдовская-западная» №4, 1954 год

— Да много было нерусских, половина наполовину. Я тогда на работу из Орловки, из Давыдовки ездил. Едем на шахту, а на переезде стоят военные с автоматами. Мы начали спрашивать, мол, что да как. «Проезжай, проезжай, а то и ты загремишь!» Приехали на работу, с Кировска люди подъехали  – шахту же не остановят — и уже от них, словом по слову, узнали про эти дела. Где-то около недели в Кировске наводили порядок. 
—  Мне рассказывали, что этих бунтовщиков согнали в летний кинотеатр, он тогда в каком-то виде уже существовал, там локализовали и потом пересажали.
 

—  Этого я не могу сказать, потому что сюда не пускали. Многих прямо на работе на шахте, на смене хватали и забирали до выяснения. Не все потом возвращались.
—  Рассказывали, что киномеханик летнего кинотеатра из пистолета в толпу стрелял.
—  Точно никто не знает, кто начал стрелять. Но в район ввели регулярные войска. Везде стояли, даже на просёлочных дорогах.
— То есть, не только военные с окрестных зон, а натуральные войска вводили?
—  Да. После Шахтёрского бунта уже были научены и работали на упреждение. Чтоб не распространилась эта анархия — мать порядка. Поэтому нас сюда и не пускали, да у меня и желания особого поучаствовать в этих делах не было.
 

—  Я как-то общался с одним человеком из Шахтёрска, так он мне рассказывал, что район возле депо за водокачкой, она кстати, старая?..
—  Да, довоенная.
—  Значит правильно, я нашёл её на одной итальянской кинохронике 41-42 гг. Так вот весь тот район за башней был зоной НКВД. 
—  Это я не знаю, старики про это не рассказывали. А лагеря немецких военнопленных, какие я помню, стояли до начала 50-х. Потом немцев отправили домой, а постройки использовали по необходимости. Вдоль степной дороги располагалось много наших русских захоронений, приличное количество могил. Примерно в 47-48 году это всё вместе с парком оцепили, в самом парке вырыли братскую могилу, и стали сносить в неё останки этих захоронений. Работали с раннего утра и до самого вечера. Управились.
—  В общую траншею?
—  Нет, большую яму 3х3 или 4х4 метра, если не больше.
—  В Алексеево-Орловке тоже  есть братская могила.
—  Да, и там тоже.
—  Там два, по-моему, памятника, ещё есть маленький, возле шахты. 
 

Могила неизвестного солдата в Алексеево-Орловке

—  Да, там тоже было кладбище. Говорят, что там и румын находили. Я помню, у нас был сарай, в котором немцы в войну держали своих лошадей и ишаков. А кормил их один румын галетами такими. Мы с братом пробрались как-то и спёрли этих галет. Румын этот нас заметил и потом нагайкой как нам дал! Сначала схватил меня, Ванька стал заступаться, и получили мы этой нагайкой оба. А через день-два дал нам этих галет и показал, чтоб у скотины не брали. Даже потом стал нас подкармливать…
 

Николай Николаевич Максименко

— Очень интересная история. Вы необыкновенно интересный рассказчик. Спасибо Вам большое. Надеюсь, что эта наша беседа не последняя.

   Примечание и послесловие. События 56 года в гг. Шахтёрске и Кировске в различных воспоминаниях сильно разнятся, меняются местами. Как было на самом деле — я не знаю. Приведу еще два свидетельства. Первое из книги Павла Павловича Кравченко — автор в то время работал на одной из шахт Шахтёрска и оставил очень интересные мемуары:
    У нас на шахте стало известно о двух бунтах шахтеров на шахтах «Постникова № 1» – в связи с убийством в милиции пьяного рабочего и на шахте «Крестовка» – в связи с бездушным отношением руководства к похоронам убитого в шахте рабочего: во время похорон прибыла сестра убитого, попросила открыть для прощания гроб и увидела, что тело брата не обмыто и в рабочей одежде. Выяснилось, что выделенные на похороны деньги похищены руководством шахты. Ничего святого нет у таких чинуш. Для них смысл жизни – деньги и власть, так уродующие их души.(П. Кравченко  Записки следователя; изд. Aegitas; 2017 г.)

   Второе свидетельство Марата Петровича Васильчука, бывшего руководителя горного и промышленного надзора СССР:
   После войны было всякое. Когда произошли события в Новочеркасске, то в Кировске – раньше он назывался Крестовкой – тоже была крупная заваруха. На одной из шахт произошел смертельный случай. А ведь сброд был такой – ни родных, ни близких – и этого мужика додумались положить в гроб в чистой спецовке. Всё это стало известно братве, и началась заваруха. И уже через 2 часа «Голос Америки» во всю кричал о событиях в Крестовке, обстановка нагнеталась так, что 4 дня все шахты не работали. Пока не выявили всех зачинщиков и не начали бить морды этим бандюгам, которые провоцировали людей – наверное, среди них были и оуновцы и все остальные. А еще, там был летний кинотеатр, и падлюка киномеханик из пистолета в толпу стрелял. Так что район был не простой.( "Новые Ведомости" 07.09.2015)
 
 
Категория: История родных мест | Просмотров: 1287 | Добавил: foxrecord | Рейтинг: 4.9/8 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Главное меню сайта
  • Главная страница
  • Информация о сайте
  • Каталог статей
  • Каталог файлов
  • Фотоальбомы
  • Мысли вслух
  • Наши консультации
  • Гостевая книга
  • Форум
  • Игры
  • Веб-камера(Обр.связь)
Разделы дневника
История родных мест [54]
В.М.Женко о войне [6]
Гитары советской эпохи [9]
Сам себе мастер [5]
Вспоминая друзей [5]
Из студенческой жизни [8]
Вам бы тут побывать [8]
Необъяснимое [2]
Уши, лапы, хвост [3]
О музыке и не только [2]
С улыбкой [2]
По немногу обо всём [3]
Форма входа
Календарь
«  Август 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Поиск
Друзья сайта

Мои фотоальбомы
Случайная фотография

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1018
Мой канал на YouTube
Добавить в закладки


Copyright MyCorp © 2018

Рейтинг@Mail.ru